Начало

2013-02-07 154355

Прп. Сергий Радонежский.

История местности, окружающей Храм, неразрывно связана с нахо­дящимся поблизости Спасо-Андрониковым монастырем и именами прп. Сергия Радонежского и прп. Андроника Московского. Обитель во имя Всемилостивого Спаса основана по обету возвращавшегося в 1365 г. из Константинополя митр. Алексия, везшего с собой Нерукотворный Об­раз Спаса, которым Вселенский Патриарх благословил его на Русскую митрополию. Разыгравшийся по пути сильнейший шторм в Черном мо­ре, грозивший гибелью пассажирам, утих 16 августа, в праздник Образа Спаса Нерукотворного.

 

В ознаменование избавления Митрополит подал прп. Сергию бла­гословение основать обитель во имя Спаса и направить его ученика Андроника для устроения монастыря. Впоследствии Преподобный не­однократно посещал обитель для поклонения Св. Образу.

Спасо-Андроников монастырь.

 Место монастырю определили на возвышении, на котором распола­галось одно из сел Кучковичей (о которых речь пойдет ниже). Окружен­ное лесами, среди которых протекали судоходная тогда Яуза и Золо­той Рожок (давший название Золоторожскому валу), оно находилось на пересечении двух дорог: от Таганки, ведшей на юг в Коломну, а затем Рязань и Орду — т. н. Болванка (по одной из версий, этимологически, вероятно, от установленного на ней изображения татарского хана — басмы); второй же путь вел на восток — во Владимир и Нижний Нов­город.

 

Следует отметить, что этот более короткий и прямой путь был не единственным. Во Владимир можно было также добраться через Суз­даль по Троицкой дороге, ведшей в Ростов и Ярославль.

 

Издавна в непроходимых лесах, тянувшихся от Брянска до Залесья (Ополья), т. е. Северо-Восточной, Переяславской, Ростовской, впослед­ствии Ростово-Суздальской, затем Владимиро-Суздальскои, Владимиро-Московской Руси (позже просто Московии и Великороссии), реки зача­стую служили дорогами: летом вплавь, зимой по льду. Судоходной, как отмечалось, в частности, была и Яуза, некогда соединявшая Москву-реку с Клязьмой, а затем с Окой и Волгой. Впоследствии, по мере обживания мест и вырубки лесов, вдоль рек возникли тропы, а затем и дороги в привычном понимании слова.

 

Оба упомянутых пути — один вдоль Неглинной. другой — вдоль Москвы реки и Яузы — сходились на Ивановской площади в Кремле. В то время как дорога на восток была продолжением Великой улицы Кремля (Боровицкой, на которой находился сначала, вероятно, дом ста­рейшины рода, затем — боярская усадьба, а затем княжий двор и храм (на месте снесенного капища)), другая тянулась от Ивановской площа­ди Кремля, именуясь Никольской (на которой, по мнению некоторых исследователей, и находился изначально Сретенский монастырь, поз­же перемещенный на нынешнее его место в связи с возведением сте­ны Китай-города). Проходя между нынешним Арсеналом и Сенатом (резиденцией Президента России) через Никольские ворота (откуда и название), дорога затем продолжалась как Лубянка, Сретенка и далее Троицкая (Ярославская) дорога.

 

Эта дорога, в частности, проходила через Кучково Поле и вела, как мы упомянули, в Ростов, Переяславль и далее на север, с ответвлени­ем на Суздаль и Владимир. Само же поле находилось на возвышении в районе Лубянки и Сретенки (включая и территорию монастыря), окру­женном болотами и протоками, протекавшими между холмами. Впо­следствии поле стало использоваться как место казни преступников. Первой церковью на этом месте был храм Прп. Марии Египетской на поле (1385 г.).

 

В 1395 г., когда во время нашествия Тамерлана, угрожавшего раз­рушением Москве, из Владимира по распоряжению вел. кн. Василия Димитриевича была перенесена икона Божией Матери Владимир­ской, народ, духовенство и князь встречали ее на Поле и проводили до Успенского собора Кремля. В честь этого события, спасшего Москву от разорения, был установлен праздник Сретения Владимирской Божией Матери, а улица и монастырь, перемещенный на его нынешнее место, получили название Сретенских.

 

2013-02-07 154431Итак, возвращаясь к началу нашего повествования, в далеком 1365 г. великий игумен земли Русской, основатель Св. Троице-Сергиевой лав­ры (около 1321—91 гг.), прп. Сергий отправился пешком в Нижний Новгород к местному князю и зашел по дороге в Спасский монастырь помолиться у Нерукотворного Образа и навестить своего ученика, на­стоятеля обители (где в свое время также подвизался великий иконопи­сец Андрей Рублев (1360—1430), ныне канонизированный Церковью), прп. Андроника Московского. По окончании встречи Андроник в сопровождении братии отправился проводить Святого. По преданию, они попрощались на месте, где в память этого события впоследствии бы­ла воздвигнута в XVII XVIII вв. сперва деревянная, а затем каменная часовня монастыря, именуемая Проща на улице Вороньей, ныне ул. Сергия Радо­нежского.

 

Согласно Синодальному отчету 1722 г., часовня была построена «когда неведомо». В 1889-90 гг. купец Василий Александров, живший в Рогожской слободе, пожертвовал средства для строительства нового здания часовни взамен обветшавшей, с островерхим шатром, которое возвел архитектор А. Латков. В своем ходатайстве Синоду о дозволении строить часовню Александров просил поместить в ней две хоругви в память «Чудесного избавления царской семьи от грозившей ей в 1888 г. опасности» крушения царскою поезда под Харьковом. Александр III встал тогда под покореженную крышу вагона, в котором находились лю­ди и его семья, подпер ее плечами и так держал, не давая опускаться дальше, пока другие выбирались из поезда. Из-за этою царь получил впоследствии тяжелое заболевание почек, от которою умер в 1894 г.

 

В 1892 г., в празднование 500-летия памяти при. Сергия, от монастыря к часовне был учрежден торжественный крестный ход, который совершался до большевистского переворота.

 

В годы атеистического запущения в обезглавленном, обезобра­женном здании, уже едва напоминавшем часовню, после закрытия в 1929 году, богохульствующей властью, цинизм которой не знал предела, была учреждена т. н. культурная база союза безбожников завода «Серп и молот» (бывш. Гужона), община же перебралась в наш Храм. Михаил Калинин лич­но отклонил протест верующих, и иконы были переведены в Серги­евскую церковь вместе со штатом часовни. Здание меняло различных временщиков-арендаторов. Например, в 1980-е гг. там располагался магазин «Вино», а затем мастерская по ремонту часов. Теперь же, отреставрированная и вновь открытая, она стоит рядом с Рогожской За­ставой (бывш. пл. Ильича) — прежней границей Москвы.

 

Возможно также, ее построили именно в этом месте, потому что в нескольких десятках метров от нее начинался упомянутый Владимир­ский тракт, откуда люди на повозках с ямщиками просто уезжали в дру­гие города, как сейчас с вокзалов, или в свои имения, и провожавшие их прощались с ними у Рогожской заставы (там же, кстати, а не на Курском вокзале, первоначально начиналась и проложенная впоследствии желез­ная дорога).